Брови папы: в свободном полете

"Брови папы" - киевская группа, музыка которой отличается свободой исполнения и нетривиальным подходом к построению композиций. Коллектив активно выступает в столице и других городах Украины; вокалист и саксофонист Павел Лисовский и бас-гитарист Данил Злобин нашли время в своем плотном графике для того, чтобы ответить на наши вопросы - о музыке, творчестве и не только.


Что для вас музыка?
Паша: Здесь каждый участник БП ответит по-своему. Лично у меня, как мне кажется, четко определившаяся роль в процессе. Музыка для меня сугубо - средство приподнять полог, заглянуть в щель, из которой дует сквозняк с той стороны. Как,впрочем, и слова, движение и все остальные выразительные средства. Все только ради возможности замкнуть цепь и пропустить ток. Если этого не возникает хотя бы раз за время концерта - это просто работа и не стоит особого внимания.
Даня: Метод невербальной коммуникации между людьми, совершающейся путём эмоциональной модуляции своих состояний.

Что для вас текст, слова?
Паша: БП начинали как текстоцентричная группа, в последнее время все больше инструментальных тем. Текст является точно таким же инструментом для расшатывания сложившейся картины мира. Для меня текст не является сообщением, нет нарратива, есть конструкция, закольцованная на себя. Дорога, не ведущая никуда. Часто все строится вокруг одной фразы, вокруг какого-то невозможного образа. Слово - мерцающая материя, переливы которой сами порождают множественные смыслы. Как если бы ты смотрел из окна поезда, несущегося по тоннелю, стены которого покрыты наскальными рисунками, разноцветными фосфоресцирующими лишайниками, улитками, микросхемами, кротовьими норами. Это все интересно, но это не имеет отношения к направлению движения поезда. И при этом крайне неверно думать, буд-то это шутовство какое-то, шуточки всякие. Какие шуточки могут быть в наскальных орнаментах и лишайнике?

Чьё творчество вам близко?
Паша: Ник Кэйв, Игги Поп, Том Уэйтс, Mats Gustafsson,Led Bib, Fulborn Teversham, Get The Blessing,проекты Скерика- Critters Buggin. Это лично мои предпочтения. У каждого участника БП вкусы совершенно разные.

Каких музыкальных исполнителей вы недавно для себя открыли?
Паша: По именам не назову, но очень интересны стримы из Cafe OTO.
Даня: Lianne La Havas, Esperanza Spalding, Snarky Puppy, а ещё, например крайний сольник Чистякова мне понравился, «Без дураков» который.

Мечтаете ли вы стать продажными и богатыми или собираетесь сидеть в андеграунде?
Паша: Мечтаем ,точнее, просто методично занимаемся тем, чтоб то, что нам интересно и то, что мы делаем, было небанально и восхищало нас самих в первую очередь. Теперь отчетливо понимаем, что при наличии некоторого количества денег мы можем делать довольно интересные вещи. Мы уже понимаем какой звук мы хотим, какое освещение, у нас есть опыт сотрудничества с танцевальным или точнее перформ-коллективом. Чтоб это было сделано не на коленке, а полноценно, мощно и всеръез - нужны деньги. И здесь нет никакого противоречия или компромисса. Начальная идея, импульс не зависят от мейнстрима, заказа, оценки. А качество воплощения идеи четко зависят от возможностей. Потому, если вопрос об этом, то мы не только хотим, а и изыскиваем пути, чтоб наши выступления становились интереснее. Продаваться здесь не очень получается, и нет такой цели. Как и нет цели толочь в ступе унылые говны и называть это андеграундом.
Даня: «Андеграунда» никакого нет и быть не может – это политическая категория и к музыке применять её не конструктивно, по-моему. Любой нормальный человек хочет заниматься в жизни любимым делом и не отвлекаться на другие, не правда ли? Я, по-крайней мере, очень этого хочу, и если бы возможность была внятно существовать за счёт своей музыки, я был бы в восторге. Но увы, пока таковой нет и в нашей стране врядли она будет вообще, так что приходится ходить на работу – но это гораздо лучше и полезней для душевного здоровья, нежели «быть музыкантом» и лабать по портерам.

Какова главная задача художника?
Паша: Про художника ничего не скажу. У меня задача сугубо конкретная, можно даже сказать терапевтическая - материализация и овеществление внутренних демонов, проговаривание и развиртуализация всех тех ментальных судорог, которые возникают в сознании. Наибольший кайф - это процесс создания (часто болезненный, но в итоге всегда с катарсисом) - как Поллок выплескивал краску на холст, так я выдавливаю подсознательные нарывы и освобождаюсь. И ощущение могущества. Безличностное ощущение, транс, поток, мощь. Это цель, мотив и инструкция. Задача - следовать этой силе и не задавать лишних вопросов). Смысл возникает в процессе деятельности.
Даня: Не врать. В этом, кстати, важнейшая ценность музыки как вида искусства: в ней ты не обманешь никого и никогда – человек, берущий в руки музыкальный инструмент открыт и виден всем, как на ладони, так что шуточка про таксистов «какой водитель – такая и машина» (кстати, чистая правда, сколько раз наблюдал) тут справедлива в полной мере.

Как вы считаете, возможность быть услышанным, или, иначе говоря, популярность в нынешнее время – результат упорной работы или же везение?
Даня: Скажем так: везение в плане удачного сочетания упорной работы с подходящей конъюнктурой рынка. Либо с наличием подходящей тусовки по интересам – сейчас, по-моему, вся внятная музыка - узконишевая, и тут не в музыке даже дело, а в том, что разрыв между теми, кто врубается, и обывателями стал непреодолим.
Паша: Везение - родиться с руками и ногами в определенном месте и в определенное время. Может быть еще встреча с некоторыми людьми. Все остальное - методичное продавливание пальцем стены.


Опишите обычный процесс написания песни или репетицию.
Паша: Часто все начинается с джема сакс-бас. Появляется какой-то рифф, мы начинаем его раскручивать, унавоживать и расщеплять. Или появляется текст и наговаривается на какой-то рифф. То есть рифф и четверостишье. Или оговаривается образ - песиголовцы Сорбонны, танцующие в асфиктических конвульсиях на заднем дворе, вокруг которого вращается ЗИЛ без водителя. А дальше просто нужно это стремительно тут же сыграть. У нас всегда под рукой зум, мы фиксируем, а затем разбираем записи и начинается уже работа мозгов и пальцев. Но обязательно сперва искра, и чтоб до хохота или оторопи.

Играют ли участники помимо вашей группы где нибудь ещё?
Даня: Конечно – БП вообще ситуативный коллектив: большую часть времени мы с Пашей репим вдвоём – придумываем основу, рифы, темы, а под ивент уже зовём ребят и они врубаются – меня до сих пор немного удивляет, что им с нами интересно, но раз играют, значит видят в этом смысл – и это прекрасно! Я и сам играю в кавер-группе – свинг, фанк немного, блюз, в общем, любимую музыку, это здорово развивает и на творчество БП влияет положительно.

Расскажите немного об участниках вашего ансамбля.
Паша: Даня Злобин - бас-гитарист, композитор, звукорежиссер и саундпродюсер всех наших релизов. Любит Битлз. По образованию - философ и при определенном стечении обстоятельств может нанести легкие телесные повреждения за превратное понимание работ Хайдеггера.
Антон Болденко - альт и диджериду. Периодически играет в проектах Сергея и Дмитрия Радзецких, а также в группе Амфетеатр. Ездит автостопом.
Алексей Литвиненко - гитара. Живет в городе Сумы. Читает, курит, преподает, незаменим в качестве конферансье.
Алексей Артемов - барабаны. Живет в США. Проекты RMA-Trio, BARK. Несколько раз в году прилетает в Украину и начинается торнадо, 3 концерта за неделю, запись на студии. И так же стремительно улетает, оставляя нас с гигабайтами аудио, которое нужно как-то оформить и что-то с ним сделать.
В последние полгода мы активно общаемся-сотрудничаем со Станиславом Бобрицким (клавишник, укротитель модулярных и прочих синтезаторов). Играет в группе Cthulhu Rise и ХЗВ. Также мы периодически выступаем с перкуссией (Макс Солдатенко).
Недавно с большим удовольствием выступали и записывались с харьковским гитаристом и саунд-артистом Максом Тряновым.

Вам интересно мнение и реакция слушателя на вашу музыку?
Паша: Интересна и даже необходима эмоциональная реакция. А непосредственное мнение - не интересно. То есть мы, конечно, все выслушиваем, но у каждого свой взгляд на средства достижения цели. А цель для нас это магия, резонанс и возникновение сквозняка с той стороны(без религиозных аллюзий, просто неутилитарный, неполезный поток энергии). И как запустить этот ток - никто не может сказать снаружи. Но, безусловно, очень важно, чтоб рядом оказались люди, которые чувствуют это похожим образом. И это чувство братства, единения очень хорошее. Но, я подозреваю, что оно не тождественно первоначальному импульсу, который запускает всю эту паранормальную машинерию.
Даня: Помимо прочего, занятия музыкой требуют какого-то фидбэка от людей – иначе в лом и на репетиции ходить))) т.е. понимание того, что ты что-то делаешь людям интересное – очень важно.

Что вас вдохновляет на творчество?
Паша: Монотонная физическая активность (ходьба).

Чем занимаетесь в свободное время?
Паша: Работаем, выпиваем, растим детей

Первый архитектор, который приходит на ум и почему.
Паша: Гауди. Потому что заставлял камни парить и делал неестественные вещи. Вообще, меня приводит в трепет все, что за рамками естественного. Выход за пределы необходимости. Неутилитарность. Бесполезность с бытовой точки зрения. Наверное, есть еще много достойных мастеров, просто я не очень в теме и больше никого не знаю. Мне интересны все вылазки за территорию полезности. Вывороченные вверх корнями деревья, никуда не ведущие лестницы, зашитые карманы и т.д.

Чего читаем и стоит ли читать вообще?
Паша: Дочитал «Лампу Мафусаила» Пелевина, «Обыденную жизнь алхимиков в средние века» читаю. Фрезера «Золотую ветвь». Не часто есть время читать.
Вообще советовал бы держаться подальше от книг. Это обоюдоострая вещь. Самое ценное в книгах - возможность заглушить внутренний диалог и тем самым позволить подняться более глубоким слоям психического контента. То есть, когда ты читаешь, ты как бы парализуешь собственный речевой модуль и исподволь начинает пробиваться то, что действительно варится в твоей голове (или животе, тут привязка к телу неуклюжая очень). Чтение- это как глушилка радиочастот. Читая, я часто сочиняю что-то, не относящееся к предмету чтения. Или не сочиняю, а могу уловить. Во время чтения я всегда периферическим зрением отслеживаю, какие картины и образы исподволь всплывают. У меня повсюду блокноты, карандаши. Но книги могут просто отнять драгоценное время, которое можно было бы отдать алкоголю или академической гребле.
Даня: Ну, тут каждому своё – кто-то любит читать, кто-то нет, и это нормально. Вот этот культ книги – мол, надо читать, это важно для «культуры» и т.п. – это фэйл, по-моему. Есть вещи поважней и их гораздо больше. Лично же я фанатик этого дела и читать очень люблю: Набоков, Чехов и Роберт Антон Уилсон – мои любимые писатели. Хотя чего-то экзотического нет у меня в плейлисте – стандартный набор хороших книг – Стругацкие, Воннегут, Борхес, Кортасар, Буковски, Гоголь, Пушкин, Басё, разве что некоторые книги узкоспециальные наподобие Фуко или Хайдеггера, но это отдельная тема. Сейчас, например, читаю одного американского профессора книгу по музыкальной акустике – там такая «популярная физика» - базовые физические понятия объясняются так, что понимаю даже я – увлекательно весьма)))


Обитаете ли вы в интернетах и если да, то где?
Паша: ФБ вполне достаточная площадка.

Что должно случиться, чтобы вы бросили заниматься музыкой?
Паша: Если есть возможность приоткрыть дверь для этих инфернальных сквозняков другим способом, я могу какое-то время обходиться без музыки. Но музыка в этом смысле гораздо действеннее, скажем, рисования или сочинения текстов. Другие практики мне не очень знакомы
Даня: В шутку - момент, как человек начинает заниматься музыкой, я представляю так: некий Олимп, Мерт или святая Цецилия смотрит с небес на землю и, замечая стадо человекообразный обезьян указует перстом – ты, ты и ты – будете мне служить. Всё, ты музыкант и ничего ты не сделаешь с этим – каким ты будешь музыкантом - это дело другое уже, тут действительно зависит от человека много, но суть процесса такова, что изменить решение судьбы невозможно.

Какие у вас планы на будущее?
Даня: Заняться написанием более сложных в плане гармонии и более продуманных в плане смысла вещей.
Паша: Сделать что-то с большей долей театра. Мрачный, сюрреалистический спектакль-перформанс. Без цыган и клоунады, но со смещением точки сборки.
Хотим по мере сил продвинуть то направление, в котором проявляем активность. Всё, что находится на стыке импровизации, с достаточной долей электроники и , обязательно, с примесью панковской эстетики и энергетики. Академическое и джазовое импровизационные направления в Киеве представлены более-менее достаточно, а гаражный панк-джаз - нет. Вот мы хотим со Стасом Бобрицким несколько унавозить эту ниву.

Когда мы услышим следующий альбом?
Паша: Сейчас записано несколько сессий (как минимум 3), которые могут стать альбомами-релизами. Мы давно не сочиняем альбомов в традиционном смысле слова. Последние года 3 мы фиксируем в студии вещи, которые сочинены или для которых есть общий план. Но, в зависимости от людей, с которыми мы в данный момент хотим и можем играть, эти вещи выходят часто неожиданными и для нас самих. То есть это почти всегда импровизация-медитация на заданную тему. А так, чтоб от первой до последней ноты, по тактам, потреково - этого давно нет.

Не хотелось бы вам задействовать в записи или на концерте симфонический оркестр или хор московского патриархата?
Паша: Мы постоянно расширяем или изменяем состав. Так, помимо гитар и сакса у нас периодически возникают: альт, диджериду, клавишные, синты, разные шумелки. Хор московского патриархата было бы интересно записать в процедурной, во время душа Шарко, или в камере, заполненной гелием. Хотя, у нас и так есть много возможностей генерировать странные звуки .

Закончите фразу: «Я никогда …»
Паша: Никогда не вспомню начало болезни Альцгеймера.

Что вам помогает, когда одолевает уныние? Кроме музыкального творчества, чем вы еще увлекаетесь?
Паша: Начал рисовать акриловыми красками. В сочетании с джином - прекрасный рецепт от уныния.

Что для вас есть счастье? Считаете ли себя счастливым человеком?
Даня: Понимать кто ты и что ты, заниматься в жизни тем, что любишь и быть нужным кому-то кроме себя. В этом плане – да, я абсолютно счастлив))) Хотя, конечно, свои траблы и тараканы в голове у меня тоже есть, неустроенность какая-то присутствует, но я работаю над собой по мере сил.
Паша: Понятие счастья для каждого свое. Могу сказать, что у меня есть все, что мне нужно. В этом смысле я счастливый человек.

Что вы хотели бы добавить в качестве эпилога?
Даня: Одна из особенностей бровипапской телеги в том, что эта штука никогда не останавливается – что бы ни было, мы всегда что-то делаем так или иначе. Музыкальный процесс в нашей стране – это гонки на выживание, в которых побеждает тот, кто дольше всех проживёт, кстати, не только музыки это касается, но и проекта «Украина» в-целом – хватит сил дожать и настоять на своём или нет? Так вот перед «творческой единицей» всегда стоит задача не стратить – не спиться, не впасть в уныние, не стукнуться в религию, не пойти в продажи, не зациклиться на прошлом и т.п. – здесь не будет квантовых прыжков, а будет долгий архаический марафон – об этом просто стоит помнить, дабы рассчитать свои силы и не пропасть зазря – что со многими моими знакомыми, к сожалению, случилось.

Дискография группы "Брови папы"
Видео


17.10.2016  
Беседу провел Jazzmaster

Коментарі (2)

  • Брови молодцы, прикольные вью. Желаю им пойти в продажи независимо от их желанья..

  • Павел

    Музыку лучше слушать, чем говорить о ней, потому предлагаю посмотреть концертное видео БП, снятое студией betv https://youtu.be/oL6b7llp9FI

Залиште коментар

 

назад